Порно рассказы » Анальный секс » Коллектор: Взыскание долга

Коллектор: Взыскание долга

Меня зовут Эля. Сегодня я расскажу вам историю одного долга.

В один не самый прекрасный день мой парень Костя заявился ко мне домой весь в синяках, дрожа, как осиновый лист. Отпоив его чаем и наложив нужные примочки, я принялась выспрашивать, что же случилось.

- Беда, Элька, беда, - сказал Костя, лязгая зубами о фарфор чашки. – Коллекторы ко мне приходили.

- Из-за машины? – охнула я.

В прошлом году Костя загорелся идеей обзавестись хорошей машиной для разъездов по делам. Сводились эти дела в основном к поиску работы получше, чем нынешний фриланс. Разумеется, ржавый рыдван он брать не хотел, а потому наивно связался с кредитами. Машину, дорогую иномарку, конечно, купили, но теперь с трудом хватало даже на бензин. Несколько раз Костя пропустил ежемесячные платежи, и вот ему намекнули, что так делать нехорошо.

- Говорила же, нечего связываться, - ругала я Костю, пока он, охая, растекся по дивану. - Что вот делать теперь?

- Придумаю что-нибудь, - обещал он.

С того вечера прошла еще неделя, но ничего придумано не было. Костя не появлялся дома, ночуя у меня. Но вот наступил тот самый вечер. Мы сидели на кухне с ноутбуком, когда раздался звонок в дверь. Костя встрепенулся и спросил:

- Ждешь кого?

- Нет, - я пожала плечами.

- Тогда не открывай.

- Да ладно, - фыркнула я, ставая со стула. – Посмотрю, кто там.

- Эль, не надо, меня ж ищут, - он схватил меня за руку.

- Да успокойся! – я мягко высвободилась и вышла в прихожую.

В большом зеркале напротив двери отразилась моя невысокая фигура. Я всегда гордилась густыми бровями и большими серо-голубыми глазами. Но Костя, разумеется, больше всего любил мои пухлые чувственные губы. Одетая в свитер и домашние шорты, я сейчас выглядела сущей девчонкой. Ноги у меня были не от ушей, но в меру стройные, с плотными бедрами без лишнего жира. Костя шутил, что главное – то, что выше. Попа у меня и впрямь была большая, привлекавшая мужское внимание всегда и везде.

Удивляясь неуместным мыслям о собственной заднице, я провела рукой по нависшей над глазами русой челке, едва коснулась кончиков достигавших плеч волос, смахнула невидимую пылинку со свитера. Дверной глазок подглядел за тускло освещенной площадкой. Там стоят незнакомый молодой парень в куртке, с которой струями текла вода. Только что с улицы, где шел проливной дождь. Лица, искаженного оптикой глазка, я не узнавала. Парень снова нажал кнопку звонка.

- Кто там? – спросила я настороженно.

- Здравствуйте, вы Эльвира Аксенова? - произнес незнакомец, услышав мой голос. - Меня зовут Никита, я из службы возврата кредитов… вы не могли бы подсказать, Константин Карпов сейчас где находится?

Я оглянулась и увидела съежившегося посеревшего Костю, замершего на стуле. В одно мгновение пронеслась кавалькада мыслей: он не сказал, что деньги требуют так скоро, они как-то меня нашли, платить нечем, надо как-то выкручиваться. Первым желанием было отойти от двери и притвориться, что я внезапно растворилась в воздухе. Но это не выход. Так они просто поймут, что я что-то знаю, или что Костя здесь. Еще, того и гляди, ломиться начнут.

Не знаю, какая мысль, какое ожидание, какая надежда толкнула меня на следующий поступок, но я глубоко вдохнула и ответила Никите через дверь:

- Да, могла бы. А в чем дело?

- Понимаете ли, - в глазок было видно, как Никита смущенно почесал затылок. - Вышла небольшая неловкость, и Константин нас неправильно понял. Якобы мы угрожали. Случайная потасовка, понимаете… он, кажется, решил от нас скрыться.

Я снова оглянулась на Костю. Он яростно замотал головой. Разумеется, этот Никита вывернул все наизнанку. Но, по крайней мере, он готов был спокойно говорить. Что ж…

Щелкнул замок, и дверь открылась. Никита оказался среднего роста блондином с открытым дружелюбным лицом. Только глаза были какие-то слишком холодные. Я заметила их взгляд, когда он поздоровался.

- Здравствуйте, Эльвира Александровна.

- Здравствуйте, - сказала я, держась за дверь. Пускать его дальше порога все еще не хотелось.

- Я так понимаю, вы можете нам помочь?

- Возможно… - я помедлила. – Косте все лицо разбили.

- Да, это неприятность, - он снова почесал в затылке. – Он просто немного не так понял, случился конфликт с одним из наших сотрудников… в общем, мы этого не хотели. Однако долг есть долг, по документам.

- Я понимаю… - стараясь не оглядываться на Костю, я рассматривала коллектора. Он вовсе не походил на гориллу для вышибания долгов.

- Ну, вот… вы не могли бы ему передать, чтобы не прятался от нас?

- Передать? – переспросила я. – Да, конечно…

Видимо, что-то в моем взгляде выдало притворство. Никита насторожился.

- А он не у вас случаем? – спросил коллектор, понизив голос.

- Он… - я хотела соврать, но тут снова увидела этот холодный взгляд. Язык сам собой повернулся не в ту сторону, словно я попала под гипноз. – Ну… да.

- Ага, - коротко сказал Никита. – Заходим.

Тон его мгновенно изменился, а в дверном проходе вдруг, как по мановению волшебной палочки, возникли два бугая. Словно вылезших из карикатуры про девяностые: плечистые, в кожаных куртках, с короткими стрижками и лицами, просящими кирпича. Одним взмахом они распахнули дверь, я едва успела отступить.

- Эй, вы что делаете?! - мой голос предательски дрожал. - Я сейчас полицию вызову!

- Не надо скандалов, - произнес Никита, вступая в прихожую вместе с амбалами. – Все по закону, где там Костя?

Спустя пару секунд они были уже на кухне. Я поспешила следом и успела увидеть, как один из амбалов, держа за плечо, сажает Костю обратно за стол. Сам Костя был бледен и явно напуган. Казалось, он сейчас задрожит. Я застыла на пороге кухне, не зная, что делать.

Никита обернулся и, к моему удивлению, смущенно провел ладонью по мокрому плащу.

- Извините, что в таком виде, - улыбнулся он. – Работа нервная, Эльвира Александровна. Вы присаживайтесь.

Он указал на мою табуретку. Первой мыслью было послать негодяя куда подальше, заорать, позвать на помощь, броситься к телефону и вызвать полицию. Но что-то подсказало, что ничего бы не вышло. Суровый взгляд второго амбала как бы говорил: «Только попробуй, пичужка. В карман засуну».

Я послушно села, на что Никита отреагировал очередной улыбкой. Затем он обернулся к Косте.

- Что ж это мы себя ведем так нехорошо?

Костя вжал голову в плечи и не ответил, отводя взгляд. Никита вновь посмотрел на меня, почти с сожалением.

- Эльвира Александровна, вы хоть в курсе, что Константин у вас залег почти на нелегальном положении?

- В смысле? - пискнула я. Неприятно удивляясь испугу в собственном голосе.

- В прямом, - Никита пожал плечами. – Вот говорят, коллекторы все бандиты. Только вот почему-то нашему Мише, когда тот звонил Константину, пришлось слушать блатные словечки и матюги именно от должника. А когда Маши лично поймал Костю в подъезде, тот нанес ему… как это говорится, телесные повреждения разной степени тяжести. Верно, Костя?

Я смотрела на Костю, на глазах становившегося мертвенно-бледным. Он ничего не рассказывал про какую-то драку в подъезде. Надо было догадаться. Конечно, я была рада, что мы с парнем живем вместе, но не просто так же он зависал у меня. Не из простого страха и, уж конечно, не из внезапно возникшей тяги к моей готовке. Я просто не хотела сама себе в этом признаваться.

- Ваш парень на меня напал… - выдавил, наконец, из себя Костя, и один из Амбалов тут же замахнулся на него своей огромной пятерней с растопыренными пальцами-сосисками.

- Чего бля?!

- Спокойно, - велел Никита, и амбал опустил руку. – Не надо врать, Костя. Миша тебя пальцем не тронул, пока ты его телескопической дубинкой не звезданул. Что ж ты такой нервный, а? Псих?

Костя молчал. Никита вздохнул и развел руками.

- Вот видите, Эльвира Александровна, с кем приходится работать. Сначала они берут деньги под конский процент, а потом думают, что платить не надо. Я знаю твою породу, Костя. Ты думал, что мы тут все тупые быки, что от нас можно отделаться, да? Ты перепутал банк с ростовщической конторой, Костя. У нас специалисты сидят. Мы пробили про тебя инфу. Кто ты, что ты, чем дышишь, с кем дружишь. Чтобы знать, можно ли тебе вообще деньги доверить. Просчитались, видимо. Думали, приличный человек, а ты крысы, Костя.

С каждым словом голос Никиты становился все более угрожающим, хотя и сохранял шутливый тон. Коллектор, не отрываясь, смотрел на Костю, и тот делался все бледнее. Я думала, что сейчас мой парень задрожит от страха, и ощутила резкий укол отвращения. В самом деле, я-то к этой истории отношения не имела. Но это в мой дом врывались чужие, мои полы топтали грязные ботинки и пятнала дождевая вода с длинного Никитиного плаща. К страху прибавилось раздражение. Никита, казалось, почувствовал его.

- Вот что с вами делать, а? – спросил он. – Нормальный молодой парень, девушка у тебя красивая. Живи и радуйся, - он улыбнулся мне, словно ожидая реакции на комплимент. Я не улыбнулась. - В девяностые, когда я был маленьким, тебя бы, Константин, паяльником в жопу оттрахали и в болоте утопили. Но мы ж не в девяностые живем, да?

Коллекторы засмеялись мрачной шутке, Костя же из серо-белого начал становиться зеленым. А я, как ни странно, не испытывала к нему никакой жалости. Все сказанное Никитой казалось справедливым. И пусть я не знала деталей истории с долгом и дракой, этот парень не вызвал отвращения. Он был почти вежлив, спокоен, уверен в себе. Таким я хотела бы видеть Костю. Но, к сожалению, мой избранник никогда не проявлял волевых качеств. Он вообще не был склонен доминировать, предпочитая получать удовольствие, пока река бытия приносила ему плоды по волнам идущих лет. Даже в сексе я брала инициативу. Порой меня чертовски раздражала его пассивность и надежда на «авось» во всем. Похоже, я недооценила риски такого подхода к жизни.

Никита махнул рукой.

- Ай, ладно. Короче, Костя. Мы тебя нашли и еще найдем. Кинуть нас не выйдет. Деньги надо вернуть, и с процентами. Плюс штраф за Мишу. Ты понял?

- Д-да, - выдавил из себя Костя.

- Вот и отлично. Считай мой визит последним предупреждением. В следующий раз с тебя будут спрашивать люди серьезнее меня. Лучше со мной договорись пока тебя за яйца держит рука в перчатке. Как только перчатку снимут, яйца оторвут.

Амбал с размаху шлепнул Костю по спине, так сильно, что наверняка оставил синяк.

- Неделя у тебя, - сказал он.

Костя в очередной раз обратился ко мне.

- Еще раз извините за вторжение, Эльвира Александровна. Приходится вести себя, как мои более грубые коллеги. А хочется придать коллекторской службе немного интеллигентности.

- Тоже мне, интеллигенты, - внезапно сказала я, поражаясь собственной смелости. - приходить в дом к беззащитным людям и пугать их рассказами про оторванные яйца.

- Ха! – Никите мои слова понравились. – А вы молодец, без истерик. Что поделать, работа такая, деньги из неплательщиков выбивать. К счастью, на мой век пришлась пора, когда можно обойтись без отрываний, паяльников и вот этого всего. Мы такого не любим. Поэтому пока не совершили никакого преступления, если не считать того, что натоптали вам тут.

- В полицию не звонить? – пробормотала я. - На это намек?

- На это тоже. И на то, чтобы не обижались. До свидания.

Одарив меня улыбкой в последний раз, Никита вместе с подручными покинули кухню, затем квартиру, закрыв за собой входную дверь. Костя тут же привалился к стене и судорожно выдохнул. А я поняла, что сейчас будет скандал.

Скандал в тот вечер действительно случился. Я кричала на Костю, обвиняя в безрассудстве. Тот кричал на меня, упрекая за отказ помочь с машиной, из-за чего и начались все проблемы. В итоге мы дулись друг на друга всю неделю. Меж тем Костя не оставлял попыток как-то решить вопрос с долгом. Ни у него, ни у меня не было знакомых, способных быстро и в таком объеме одолжить денег. Несколько раз звонили коллекторы, уже на мой телефон, требовали Костю, напоминали о себе. Все это сказывалось на нем, да и на мне не лучшим образом. Я уже понимала, что отношения дали трещину из-за страха, испытанного в тот вечер. Я на мгновение разглядела своего парня в самом жалком свете. На краю сознания вертелась мысль, что помогать ему не хочется. Сам виноват. Пуст выплывет и покажет, что он мужчина.

Но вот недельный срок подошел к концу. Очередной телефонный звонок ознаменовался знакомым голосом на том конце провода.

- Здравствуйте, Эльвира Александровна, - вежливо поздоровался Никита. – Костю позовите, пожалуйста.

Я молча передала Косте трубку, и тот принялся испуганно что-то бубнить. Я вышла на кухню, не желая смотреть на его униженное лицо, пока тот оправдывался перед невидимым собеседником. Слышалось что-то едва различимое: «Да… нет… но я просто не могу… да поймите же вы…». Даже звучало это все жалко. Но вот Костя сказал нечто вроде: «Я сам не пойду… да рассказывайте, я же все понял… ладно, пришлю. В публичном месте…»

Разговор закончился, и Костя вышел ко мне на кухню. По его взгляду я поняла, что надвигается нечто нехорошее.

- Эля… - замялся он. – В общем, я поговорил с ними, и они хотят помочь реструктурировать долг.

- Это как?

- Ну, вроде как хотят обсудить, какое имущество я могу отдать или им заложить, чтобы считалось оплатой.

- Квартиру, что ли?! – охнула я.

- Ну, может, и квартиру, - обреченно ответил он. – Но я боюсь, что они меня заставят просто переписать на них все имущество, как часто делают такие выбиватели долгов. Я к ним на встречу не пойду, даже в офис.

- И?

- В общем, этот Никита предложил, чтобы через тебя условия передали, неофициально. Иначе, говорят, по классике, начнут прессовать, машину отберут по закону, а все остальное… так просто.

- Через меня - это как? – спросила я, уже понимая, что кретин таки втянул меня в свою беду.

- Завтра днем тебе надо встретиться с этим Никитой в публичном месте, и он на словах расскажет, чего они от меня хотят, чтоб уладить дело миром.

- Да что за ерунда?! – вскричала я. – Что за игры в шпионов?! Тайные встречи. Условия. Тоже мне, мафию нашли. Из-за кого-то кредита целая драма.

- Я, что ли, это все придумываю?! – он огрызнулся, и все закончилось очередной ссорой.

И все же факт оставался неизменным. На следующий день мне предстояла конспиративная встреча с чертовым коллектором. Пришлось подумать, как одеться. Остановиться я решила на скромном, но не примитивном варианте: легкое желто-синее платье, желтые же туфли, собранные в хвост волосы и неброский макияж. Хотелось выглядеть уверенно, не походить на испуганную серую мышку, но неформальный вариант с шортами и топами был не по погоде и не по случаю.

Нарядившись в выбранную форму для сражения с гидрой коллекторства, я направилась на вокзал, в одном из кафе которого предложил встретиться Никита. Тесное шумное местечко было забито народом до краев, что меня обрадовало. По крайней мере, даже если опять придут угрожающие амбалы, не будет так страшно. Но Никита был один. Он занял столик заранее и жестом пригласил меня присаживаться.

- Эльвира Александровна, спасибо, что пришли, - поздоровался коллектор, и я впервые отметила, что улыбка у него вполне приятная. – Вам это платье очень идет, приятно видеть вас вместо Кости. Не скрою.

Я села напротив. Как ни странно, никакой особой нервозности не чувствовалось. Никита казался дружелюбным и открытым. Совсем непохожим на коллектора. Это-то и удивляло.

- Слушайте… - сказала я. – Что за цирк-то? Тайные встречи, последние китайские предупреждения… разве так с долгами работают?

- Так я работаю, - сказал Никита. – Хочется привнести в мерзкие делишки немного яркости, театральности, так сказать. И получается. Вот, вместо очередного неплательщика напротив меня сидит очаровательная девушка. Работа удалась!

- Н-да, - голос мой звучал скептически, но в душе я призналась себе, что подобная жизнерадостная ерундистика и впрямь меняла обстановку. Вместо угрюмой мрачности быта получалось почти увлекательное приключение. Если не считать испуга Кости, да и моего тоже.

- Зря дуетесь, - Никита не переставал улыбаться. – Вам повезло, что я Костей занялся. Кто другой уже бы по-простому переломал ему ноги. Я же хочу предложить более или менее жизненный вариант.

- Излагайте, - коротко ответила я.

План и впрямь заключался в отчуждении имущества. Косте предлагалось отдать машину и переписать на некое лицо часть своей квартиры, чтобы имелась мотивация выкупить ее в обмен на полный возврат долга с процентами. Тогда они соглашались дать ему больший срок на поиск денег. В случае чего по закону могли начать суд. Если же Костя не находил деньги вовремя. Квартиру переписывали полностью. По окончании второй отсрочки квартиру отбирали полностью легальным образом. Сложная и слишком уж ненадежна схема. Но альтернатива явно была бы хуже. Да и я, если честно, мало что в подобных делах понимаю.

Изложив план, Никита расслабился и предложил выпить чего-нибудь. В кафе имелись неплохие коктейли с колой. Он платил. Я не увидела причин отказаться.

- Фух, - выдохнул Никита. – Вот и все по делам. Передайте Косте, и пусть звонит. И скажите, чтобы за бабью юбку не прятался. Извините за выражение.

- Ничего, - отозвалась я, потягивая свой коктейль. Никакой злобы по отношению к нему так и не появилось. Напротив, я впервые увидела, что Никита молод, крепко сложен, улыбчив и весьма симпатичен. Тонкие черты лица, большие карие глаза, ухоженность и собранность во всем. Он был похож чем-то на Костю, но не такой тонкий, не мальчишески легкий, скорее, молодой мужчина, настоящий. На мгновение мне захотелось, чтобы они с Костей поменялись местами. Интересно, вел бы он себя как слизняк на месте моего парня?

- Слушайте, мне даже неловко, что приходится устраивать с вами какой-то шпионский триллер, - сказал он. – Но, если честно, приятно снова встретиться. В прошлый й раз мы вели себя как быдло.

- Работа, - я пожала плечами.

- Работа, - согласился он. – Но у нее есть светлые стороны. С вами вот познакомился. Слушайте, а давайте сходим в место поприличней. С меня нормальное угощение в знак извинения.

Я не сразу поняла, что это было, по сути, приглашение на свидание. От коллектора. От человека, которого я видела второй раз в жизни, и который, по сути, шантажировал моего парня.

Что бы вы сделали на моем месте? Отказали, поскорее сбежали бы с подобной встречи? Я тоже хотела. Первые пару секунд, пока не вспомнила, насколько нелепо и забавно все происходило. К тому же, куда было сбегать? К Косте? Чтобы услышать очередное нытье, в какую беду он попал из-за дурацкой машины?

- Почему бы и нет? – сказала я.

И вот пару часов спустя мы сидели в полноценном ресторане, пусть и не самом дорогом в городе. Никита заказывал закуски и блюда, предлагал мне выбрать что-нибудь в меню. Не скрою, было приятно просто тыкать пальчиком в страницу и не думать о цене. Никита оказался удивительно приятным собеседником – интеллигентным, веселым. Много знающим. Он рассказал мне, как любит творчество и старается все делать красиво. Я поделилась рассказами о своей творческой юности и учебе в художке. Все шло совершенно естественно.

… - вот и думай после этого, - говорил Никита. – Как быть, когда мир вокруг некрасивый? Делать его красивым!

- Наверное, - смеялась я его энтузиазму, уже совершенно не стесняясь. – Только не всегда поймешь, как.

- Жизнь подскажет, - подмигнул он. – Вот в нашем случае в работу вошла красота. Вы, Эльвира, просто прекрасны и все искупаете.

- Да ладно выкать, - откровенно польщенная, я махнула рукой. – Давай на ты.

- А давай, - легко согласился он. – ты. Эльвира, просто прекрасна. Давай за тебя и выпьем.

Красное вино приятно согревало. Я быстро пьянела, и происходящее нравилось все больше и больше. Я весело проводила время с красивым мужчиной, позабыв о проблемах. Мы шутили, смеялись, болтали ни о чем. В голове медленно сгущался алкогольный туман. Когда Никита предложил покинуть ресторан, я согласилась и даже не подумала, куда же мы пойдем. Поездка в его машине плохо запомнилась, в себя я пришла только в лифте на его этаже. Дверь в квартиру открыла путь в коридор, затем в обставленную с очевидным вкусом гостиную. Я обнаружила себя на диване, без туфель, с распущенными волосами и бокалом в руке. Никита сидел рядом и рассказывал очередную забавную историю.

Мне было хорошо, легко и спокойно. Давно не было так приятно просто быть пьяной. Расстегнутая рубашка Никиты манила белоснежной мужской кожей, исчезавшей за границей ткани.

- Ха-ха! – смеялась я новой шутке. - Что-то меня развезло, слушай…

- И ладно, - смеялся Никита в ответ. - Ты такая лапушка, когда пьяная смеешься.

- Ржу как лошадь, - прыснула я.

- Ничего подобного, - он отпил вина из своего бокала и положил мне руку на плечо, естественно и просто. – мне нравится смотреть на твою улыбку. У тебя чудесный рот.

- У тебя тоже, - игривый тон я включила почти автоматически.

- У тебя красивее, - голос его зазвучал ниже. – У тебя и глаза красивые. И ручки. И ножки.

- Ручки-ножки, - я снова засмеялась. – Ты и сам не урод, Никит. Небось мышцы накачанные.

- Могу показать, но при одном условии, - он начал закатывать рукав рубашки.

- Каком? - я с интересом смотрела на крепкую руку. Внутри стало еще теплее, но не от вина.

- Я хочу посмотреть на твои ножки как следует.

- Пф! Фигня вопрос!

Без единого следа мысли в голове я подняла подол платья до самых трусиков. Открывая свои крепкие бедра. Никита радостно заурчал, что твой кот, и согнул руку. Напрягая бицепс. Мускулы у него и правда были красивые. В мою пьяную голову пришла мысль, так ли хорош его торс.

- А ты весь такой крепкий? – голос мой был похож на мяуканье текущей кошки. Я катилась под откос, а тормоза остались где-то позади, в привокзальном кафе.

- Хочешь, покажу? – он улыбался и гладил мои волосы. – Тоже при одном условии. Я снимаю верх, ты снимай. Покажи мне свои сисечки.

- У-у-у-у! – я погрозила ему пальцем. И тут же подцепила им бретельку платья, спуская с плеча. Еще пара секунд возни, и желто-синяя ткань спустилась к пояснице. Застежка на лифчике поддалась легко, и вот я уже расправила плечи, демонстрируя небольшую, но упругую грудь. Восхищение во взгляде Никиты работало лучше любого вина. Я ощутила, как меня охватывает возбуждение, когда он стянул рубашку, демонстрируя крепкий спортивный торс. Какая гладкая кожа, какой он крепкий. Захотелось потрогать…

Коллектор: Взыскание долга


- Ох, Эля, хулиганка, - сказал Никита, придвигаясь ближе. От него пахло одеколоном и спиртным. - Сидишь голенькая, а у меня член встает.

Я заметила бугор, проступавший сквозь ткань его брюк. Соски мои предательски затвердели. Я протянула руку и погладила бугор, вызвав у Никиты непроизвольный вздох.

- Хулиганка, - повторил он. – Я тебя хочу.

- Хочешь? – я ответила ему пьяной похотливой улыбкой и, отставив бокал на подлокотник, откинулась на спинку дивана, принимая позу с картины какого-нибудь Рубенса. - Очень хочешь?

- Очень. Хочу схватить тебя и сорвать это платье. Хочу твой сладкий рабочий ротик. Хочу тебя выебать.

От этих слов между ног у меня стало влажно и жарко. Он снова придвинулся, расстегивая ширинку. Большой напряженный член показался наружу, и у меня пересохло во рту. Какой он красивый, как он… мощный. Как он хочет меня.

- Так выеби, - почти прошептала я.

Больше ничего говорить не пришлось. Мгновение спустя Никита уже целовал меня в губы, и его язык хозяйничал в моем рту. Ловкие пальцы коснулись твердых сосков и закрутили, словно настраивая на нужную частоту. Я обняла его за плечи, наслаждаясь моментом этого прикосновения, самим контактом. Никита принялся оглаживать мою спину, стягивать платье ниже, провел ладонями по бокам, спустился от талии к трусикам.

Вот Никита прервал поцелуй и погладил меня по щеке.

- Какая ты нежная, Эля. Сделай мне приятно.

Моя рука уже расстегивала пуговицу на его брюках и выпускала напряженный член на волю. Я неуклюже сползла с дивана на пол, а Никита спустил брюки и сел, расставляя ноги пошире. Я помедлила, наслаждаясь видом. Гладко выбритая мошонка, длинный член с пурпурной головкой – какая красота! Я встала на колени и поцеловала его, вызвав у Никиты вздох наслаждения. Коснулась головки губами, словно пробуя леденец. Потом лизнула ее языком, продлевая ощущения. Снова взяла губами и принялась легонько посасывать.

- Ох, Элечка… - простонал Никита.

Я прекратила сосать и провела языком по окончательно затвердевшему члену, от головки до основания, потом обратно. От него пахло мужским потом и похотью. Сдерживаться больше не хотелось. Голос Никиты, его красивое тело, мое желание – все сплелось воедино. Я взяла напряженную плоть в рот и принялась сосать. Горячий поршень давил на язык, и я ответила на это давление, прижимая снизу. Никита тяжело дышал, его рука опустилась на мою голову и гладила, словно поощряя за хорошую работу. Вверх-вниз, вверх-вниз. Мои губы ласкали его, язык обволакивал горячее мужское естество. Как же это было чудесно! Как приятно было ощущать, что я доставляю мужчине такое удовольствие!

- Ох, погоди… - услышала я вдруг. Никита взял меня за плечи и заставил прекратить. – Я так кончу слишком быстро. Я тебя как следует хочу. Пошли…

Поднявшись, он заставил меня встать. Прижимаясь всем телом. Никита потянул платье вниз, оставляя меня в одних трусиках. Их стянула уже я сама, пока он окончательно высвобождался из брюк. Полностью обнаженным он казался еще красивее. Сам Никита с восторгом смотрел на меня.

- Ух ты, какая гладкая кобылка…

- Кто бы говорил, коняга… - засмеялась я, трогая его за влажный от моей слюны член.

Не отвечая, Никита вдруг подхватил меня на руки, и пока я восторженно визжала, понес в спальню. Там ждала широкая кровать, на которую он меня и бросил, навалившись сверху и снова яростно целуя, пока руками обшаривал все тело, побираясь к выбритой писечке. Вот его палец проник меж складок, увлажняясь от моих соков. Настала моя очередь стонать, когда искра наслаждения пробежала вдоль позвоночника. Палец заходил во мне, заставляя тяжело дышать, пока нависавший сверху Никита все улыбался.

- Ох… да… - прошептала я.

- Чувствительная девочка…

И Никита опустился ниже. Я почувствовала, как он раздвигает шире мои ноги, и вдруг его язык горячим, раскаленным прикосновением заставил застонать еще громче. Никита знал, что делает. Клитор, раздразненный кончиком языка, дрожал вместе со мной. Никита вылизывал меня всю, сверху донизу, запускал язычок внутрь, что твой палец, крепко сживал бедра, не давая свести их вместе даже когда я, не в силах терпеть, пыталась извиваться.

Вот ощущение тотального счастья охватило меня, мешая дышать. Я приподнялась на кровати, все же сведя ноги вместе и сжимая между них голову Никиты. Всего на секунду. В следующий миг он уже снова был сверху. Пораженная внезапным удовольствием, я обмякла.

- Моя очередь, сладкая кошечка… - произнес Никита.

Сильные руки подхватили меня под колени, подняли ноги вверх, словно в гимнастическом упражнении. И тут огромный, горячий, каменно-твердый член вошел в раздразненную киску. Я схватила Никиту за плечи и вдруг поняла, что он закидывает на них мои ножки. Это оказалась удивительно удобная поза. Член заходил во мне, медленно, основательно, входя на всю длину, и на все стало наплевать. Я откинулась на кровать, а Никита принялся меня трахать, по-настоящему трахать. Он двигался все быстрее и быстрее, и могучий поршень таранил меня без устали. От промежности к голове один за другим шли импульсы чистого удовольствия. Тело отзывалось восторженной дрожью, я комкала в руках покрывало и стонала, словно последняя шлюха в каком-нибудь порнушном видео. Никита гладил мои бедра, крутил сосок на груди, целовал ножки, ласковый, как кот. Потом он начал нависать сверх все сильнее, прижимаясь ко мне, поднимая мои ноги все сильнее и заставляя меня изгибаться почти до боли. Вот он вошел так глубоко, что мне захотелось закричать изо всех сил, но тут…

- Поменяем… - выдохнул Никита и отстранился. Я почувствовала, как он вышел из меня, и смогла выдохнуть, расслабляясь на кровати. Секунду спустя Никита уже тянул меня за руку. - Становись на четвереньки, сладкая.

Мне было так хорошо, что не возникло даже и мысли поспорить. Я лениво перевернулась и встала на колени, упираясь локтями в покрывало. Никита залюбовался таким положением «попа выше головы». Громкий шлепок сильной ладонью заставил меня вскрикнуть, хотя голос звучал почти как мяуканье.

- Вот это попочка! - радостно заурчал Никита, беря меня за талию и надвигаясь. Член вошел снова, и в этот раз показался еще больше. Я вскинулась, приподнимаясь со стоном удовольствия, но Никита легонько толкнул меня в спину. - Лежи-лежи. Ох, Элечка…

Он задвигался быстро и резко, трахая меня сзади, как последнюю сучку. И мне нравилось. Расслабленная, ощущающая его внутри, тяжелого и мощного, я даже заскулила, когда новые и новые волны удовольствия раскатились по всему телу. Руки Никиты крепко держали меня за бедра, иногда мяли попку и шлепали по ней, придавая ощущениям остроты. Уткнувшись лицом в покрывало, я даже закусила ткань - так было хорошо. Казалось, еще немного - и не получится нормально дышать.

- Эля… - простонал Никита, замедляясь. – Ты в попку даешь?!

- А… - выдохнула я, пытаясь понять, о чем он. – Так… да…

Его наслюнявленный палец тут же проник меж моих ягодиц, щекоча колечко сфинктера. Я все же ухитрилась приподняться, взбудораженная новым чувством. Это всегда было непривычно, сколько раз бы я ни занималась анальным сексом. Нечто постороннее, нечто запретное – вот что сейчас происходило. Не прекращая медленно двигаться в киске, Никита нежно массировал пальцем мою попку. Затем он убрал руку и раздвинул мне ягодицы, помедлил. Я ощутила прикосновение горячего влажного члена.

- Н-на-а… выдохнул Никита, медленно вводя член мне в зад. Тут я не могла не закричать по-настоящему. Он оказался слишком большим, а моя дырочка слишком узкой! Мужские руки успокаивающе гладили спину, пока огромное раскаленное бревно проникало сзади. Закусив губу, я терпела. А потом он принялся двигаться.

Как бы больно ни было сначала, сенсация сделала свое дело. Никита умело и мощно драл меня в задницу, крепко сжимая ее, чтобы насладиться узостью и мягкостью. Одну руку я пропустила себя между ног и теребила половые губки, слегка касаясь клитора временами.

Так, в молчаливом дыхании, стонах и моих писках, когда резкое движение Никиты делало слишком больно, прошли несколько минут. Наконец, Никита громко вздохнул и резко вынул член. Горячая сперма брызнула мне на спину. На ягодицы, на бедра. Он кончал долго и бурно. Даже понравилось чувствовать, как сильна кульминация орошающего мое тело мужчины.

А потом мы лежали рядом на кровати, пытаясь отдышаться. Впервые так легко и просто я кончила и позволила кончить партнеру. Пока Никита расслаблялся с закрытыми глазами, я потянулась и чмокнула его в нос.

- Хе, - улыбнулся он и посмотрел сквозь опущенные веки. – Ты чего?

- Мне хорошо было, - ответила я, валяясь на животе.

- Да и мне тоже. Надо будет повторить.

- Надо.

- Ну, тогда, - он повернулся набок и провел пальцем мне по спине вдоль позвоночника, отчего вновь захотелось охнуть. - Надеюсь, твой рогоносец денег не найдет. Тогда я тебе еще не такое покажу, сладкая Элечка.
27-03-2020, 09:21
19 875
Наверх