Порно рассказы » Анальный секс » Игра Саймона: Развязка

Игра Саймона: Развязка

Вечерний парк, пользовавшийся довольно скверной репутацией, встретил Олю пустыми дорожками. Тусклый свет фонарей не столько разгонял тьму, сколько оттеснял ее за пределы маленьких светлых пятен. Оля не торопясь шла мимо пустых скамеек, стараясь как можно тщательнее очистись свое личико от следов недавних приключений.

— Стой, — Оля послушно остановилась на очередном перекрестке, — Сними свои трусики и выбрось их в урну. Они тебе сегодня не понадобятся.

«Многообещающее начало,» — девушка нервно оглядываясь девушка выполнила приказ. От отчаяния на глаза наворачивались слезы: «Неужели того унижения, что я испытала, отсасывая у двух охранников в этом проклятом клубе — недостаточно... Я больше не выдержу!»

— Теперь иди вперед... Сверни направо... Налево... Направо...

Оля давно уже заплутала в лабиринте тропинок, и слабо представляла где находится.

— Ну вот, мы почти на месте.

Одновременно с этими словами Саймона девушка увидела, что очередная скамейка — не пуста. На ней, лениво попивая пиво и переговариваясь, сидело трое парней на вид лет девятнадцати — двадцати. Короткие стрижки, дешевая одежда: на вид то ли мелкие бандиты, то ли просто скучающие бездельники. Еще утром Оля, проходя мимо них, удостоила бы ребят максимум одного мимолетного презрительного взгляда. Но сейчас, в глубине темного парка, они выглядели откровенно опасными — настоящей стаей хищников. Судя по тому как стихли разговоры, ребята тоже заметили Олю, и сейчас пытались уложить в своих затуманенных алкоголем мозгах факт появления молоденькой девушки модельной внешности в таком месте и без охраны.

— Оля, познакомься, это... понятия не имею кто они. Но скоро ты скоро узнаешь этих ребят очень близко. Я бы даже сказал, как родных.

— Не надо! — жалобный возглас девушки прозвучал едва слышно, но чувствительный микрофон донес мольбу до адресата.

— Надо, Оля, надо, — Саймон умело спародировал фразу из старого фильма. Тем временем парни вскочили со скамейки и быстро двинулись к застывшей девушке.

— Сейчас ребята начнут тебя лапать и вообще по всякому домогаться, — определенно, Олин мучитель получал истинное удовольствие от происходящего, — Так ты, девочка моя, не отказывай мальчикам. И вообще, если они останутся довольны — получишь премию за артистизм.

— Девушка, вы тут не нас ищете? — самый высокий из парней встал прямо перед Олей, а остальные быстро окружили жертву, отрезая все пути к отступлению.

— Не знаю, — Оля попыталась говорить уверено, но впечатление портил отчаянно испуганный вид и дрожащий голос, — Может быть, и вас...

— Ну, тогда считай, что нашла, — парень ухмыльнулся и положил ладони на грудь девушки, заставив ее отпрянуть назад, прямо в объятья одного из своих друзей. Оля почувствовала, как рука парня, схватившего ее сзади, нагло лезет под юбку, и не удержалась от испуганного вскрика.

— Заткнись, сучка, — рука парня добралась о цели, но не обнаружила там никакого белья, лишь нежную кожу ягодиц, — Блядь, Митяй, да она без трусов!

— Гонишь, — тискавший грудь Оли Митяй неохотно отвлекся от своей добычи и задрал девушке юбку, — Во, бля... Уже готовая пришла. Что, шлюшка, по настоящим хуям соскучилась?

«Теперь все равно оттрахают, что ни делай... И... премия за «артистизм» — это хорошо: смогу быстрее вырваться из этого кошмара... » — мгновенно приняв решение, Оля соблазнительно улыбнулась.

— Да, соскучилась, — девушка медленно провела язычком по губам, — Вы, ребята, поможете одинокой девушке?

Вместо ответа парень запустил пальцы в Олину киску. К своему стыду, девушка уже начала увлажняться, и когда в глазах Митяя отразились в равной степени похоть и презрение, Оле захотелось одновременно и исчезнуть, и начать самой насаживаться на ласкающие ее плоть пальцы. Так стыдно ей не было даже недавно в клубе,... но при этом было так приятно. Всхлипнув от накатывающего на нее наслаждения, девушка схватила ладонь парня, но, вместо того, чтобы оттолкнуть, еще сильнее прижала ее к своему заветному местечку.

— Тащишься, сучка? — Митяй поднес влажные от соков пальцы к лицу девушки, — Оближи.

Все трое парней с удивлением наблюдали за тем, как роскошная белокурая красавица послушно облизывает грубые мужские пальцы, мокрые от ее собственных выделений.

— Да, Серый, — Митяй по хозяйски ухватил девушку за грудь, — Похоже на шлюхах мы сегодня сэкономим... Тебя, как зовут, сучка?

— Оля, — имя вырвалось до того, как девушка сообразила, что называть настоящее имя — неразумно. «А, ладно, мало ли Оль на свете...»

— Значит, Оленька, — теперь парень мял грудки девушки обеими руками, — Ты хочешь, чтобы мы тебя выебли?

Сильные мужские ладони сжимали роскошную грудь Оли через тонкую ткань блузки, а сзади к обнаженной попке прижимался пах второго парня. Девушка отчетливо чувствовала его вставший член.

— Даааа, — Оля сильнее прижалась к схватившему ее парню и потерлась попкой об его ширинку, — Очень, очень хочу.

— А, блядь, что творит, — Серый тяжело задышал, — Хочу ее в жопу. Слышь, Оля, в жопу дашь?

— Хана моим особым планам, — в голосе Саймона прозвучала легкая грусть, — Впрочем, так тоже неплохо. Соглашайся.

— Дам, обязааательно, — последние слова Оля почти промурлыкала. Страх вдруг полностью исчез, оставив вместо себя отчаянную, бесшабашную решимость. А еще — все нарастающее возбуждение. Ее, признанную красавицу, чьего внимания всегда добивались мужчины, собираются вот так, запросто поиметь трое обычных гопников,... да еще и в попку...

Парни увлекли девушку с тропинки на газон, где Оля, мягко вывернувшись из стальных объятий, начала стягивать с себя одежду. В свете одинокого фонаря такой импровизированный стриптиз смотрелся особенно возбуждающе. Стоило последней детали одежды упасть на траву, как сразу несколько грубых рук повалили девушку и крепко прижали к земле. Митяй устроился у изящных ножек и, победно усмехнувшись, резко вогнал свой хуй в Олину «киску». Темные просторы парка огласил жалобный вскрик: несмотря на то, что девушка уже давно не была девственницей, ворвавшийся в нее член был куда больше, чем у ее парня. К тому же он вошел так резко и грубо.

Митяю же наоборот, очень понравилось жалобное поскуливания этой холеной самочки, и он, вытащив член, вновь вогнал его в нежную «киску» девушки. Новый стон прозвучал для парня сладкой музыкой, и он, не в силах больше сдерживаться, начал размашисто ебать лежавшую под ним беззащитную куколку. Теперь к разносящимся по парку стонам примешивались хлюпающие звуки, шлепки яиц, а иногда — болезненные вскрики: парень сжимал грудки Оли со всей своей звериной страстью.

— Так вот, сучка, на, получай! — Митяю хотелось подольше растянуть удовольствие, но умоляющий взгляд этой шлюшки, вид сбегающих по ее мордашке слезинок действовал на него словно шпоры на скакуна. То, что эта шикарная девчонка сама пришла сюда, в ночной парк, чтобы сейчас извиваться под ним, крича разом и от боли и от удовольствия, заставляло парня с хриплым рычанием все быстрее и быстрее насаживать на член ее податливое тело.

— Пожалуйста... Только не в меня... Пожаааа... — Оля почувствовала, как парень, войдя особенно глубоко, замер и с довольным рыком начал кончать. Член пульсировал в киске девушки, раз за разом орошая ее струями спермы, а над ее личиком нависала довольная физиономия Митяя. Парень получил особое, ни с чем не сравнимое удовольствие, когда накачивал спермой эту молоденькую самочку, словно ставя клеймо на своей собственности. Оля разрыдалась.

— Нехуй ныть, сама напросилась, — в губы Оли ткнулся влажный, только что извлеченный из ее собственной «киски», член, — Оближи лучше.

Не переставая плакать, девушка послушна открыла ротик и начала язычком полировать медленно обмякающий хуй Митяя.

— Молодец, послушная сучка, — парень встал, и застегивая ширинку, отошел в сторону, — Кто следующий?

— Я, бля! — Серый уже без штанов подошел к еще не пришедшей в себя Оленьке. Его вздыбленный член в неверном свете фонаря выглядел просто огромным.

— Ща я ей в жопу засажу!

— Смотри не порви, — Митяй с сомнением покачал головой, — твой хуило и в пизду-то не каждая примет, а ты — в жопу...

— Хуйня, все будет путем, — Серый заставил Олю встать на четвереньки, — Я аккуратно, помаленьку, полегоньку...

— Желаю тебе, красавица, удачи и терпения, — в голосе Саймона слышался едва сдерживаемый смех, — Что-то мне подсказывает, они тебе ох как понадобятся.

«Будь ты проклят!» — девушка почувствовала, как чужие пальцы мнут ее ягодицы, проникают в растревоженное недавним грубым вторжением влагалище, и, смоченные ее соками и спермой первого насильника, бесцеремонно проникают в попку, — «Я выдержу!»

Серый действовал неторопливо, постепенно разминая попку девушки, все так же стоящей на четвереньках и послушно сносившей все унизительные манипуляции. Иногда парень даже отвлекался от своей цели, и начинал довольно умело ласкать свою добычу, заставляя девушку постанывать и неосознанно двигаться навстречу проникающим внутрь «киски» пальцам.

— Пососи, — Серый обошел девушку и умело насадил ее ротиком на член, — Как следует соси, легче войдет. Вот так... Умница... Все, хватит.

Оля с неохотой выпустила член. Не то, чтобы ей так нравилось отсасывать очередному незнакомцу, но пока этот «монстр» был у нее в ротике, он не угрожал ее попке. Как она сможет вынести проникновение туда, куда не допускала даже своего парня, девушка не представляла. Захотелось взмолиться в полный голос, взывая к милосердию одновременно и своих случайных любовников, и невидимого мучителя, но даже сквозь охвативший ее ужас, Оленька понимала — пощады не будет. Все зашло слишком далеко.

Серый еще раз смазал попку девушки, и, с удивлением ощутив что-то вроде жалости к этой покорной самочке, нежно мягкую, словно бархат, кожу ягодиц:

— Потерпи, будет больно.

Член вошел в анус Оли медленно, но уверенно, словно даже не заметив сопротивления. Боль была просто ошеломляющей: не в силах даже кричать, девушка лишь хватала ртом воздух, каждой своей клеточкой ощущая внутри движение раскаленного стержня, разрывающего ее на миллион кусочков. Войдя до конца, Серый остановился, давая девушке привыкнуть и наслаждаясь жаркой влажностью попки, плотно охватывающей его окаменевший член. Наконец, Оля смогла набрать в грудь воздуха: жалобный вопль заставил парней начать встревожено озираться, кажется на этот отчаянный призыв о помощи должна была сбежаться вся округа.

— Не ори, блядь! — Митяй подскочил к девушке и зажал ей рот, — Сейчас сюда весь парк сбежится. Тебе, бля, нас троих мало?! Будешь еще орать?

Оля отчаянно замотала головой. Попка горела огнем. Наверное, так чувствовали себя посаженные на кол,... но понемногу становилось легче.

— Извините, я больше не буду, — девушка судорожно всхлипнула, — Просто у меня это первый раз,... ну... туда.

— Бля, Серый, ты ей жопу распечатал, оказывается, — третий участник компании ухмыльнулся, и, наклонившись, сжал грудки девушки, — Ты там поаккуратней, чтобы еще и на мою долю осталось.

— Да без базара, — сочтя что попка Оли уже достаточно привыкла к его размеру, Серый начал медленно двигаться, сдерживаясь даже не столько ради девчонки, сколько стремясь оттянуть извержение, — Я ж не зверь... Ох, бля, какая же она тугая...

— Слышь, не могу больше терпеть, — третий парень оставил в покое грудь девушки и начал быстро развеваться, — Ща я ей в рот дам.

— Ага, и она тебе его враз укоротит, — Митяй с удовольствием рассматривал искаженное мукой личико Оли, чувствуя, как от вида ее прикушенных пухлых губок, от жалобных всхлипов при каждом толчке, его член снова начал наливаться силой.

— Олег, не суетись, сейчас Серый кончит — и наслаждайся.

Серый же, чувствуя неминуемое приближение оргазма, ускорился, и уже не жалея свою жертву, входил в попку девушки резкими, сильными ударами. Из последних сил сдерживаясь, чтобы снова не завопить на весь парк, не начать умолять остановиться, Оля поняла умоляющий взгляд на Митяя. Но если ее возлюбленный, увидев такое выражение на Олином личике, сразу же бросал все дела и готов был мчаться на край света, лишь бы угодить белокурой красавице, то в глазах только что оттрахавшего ее парня девушка увидела лишь похоть. Митяй сейчас наслаждался Олиной беспомощностью не меньше, чем ее телом незадолго до этого.

— Что, красавица, как тебе хуй в попке? Не мешает? — парень презрительно усмехнулся, — А я ведь тебя вспомнил: видел раз на улице с каким-то приличным мальчиком под ручку. Не идет, а шествует, блядь. К такой подойди — так глянет как на пустое место.

Сейчас девушка даже не могла сказать, что хуже: непрекращающаяся боль, раздирающая попку, или же нестерпимое унижение, Серый, размашисто, с сочными шлепками трахающий ее в попку, или же Митяй, сжимающий ее подбородок, и заставляющий смотреть себе в глаза.

Наконец, член, напоследок словно еще больше прибавив в размерах, вошел особенно глубоко, выдавив из Оли еще один крик, и начал пульсировать, выстреливая внутрь девушки струйками горячей спермы.

— Бля-я-я... Вот это кайф! — Серый еще раз погладил широкими ладонями доставивший ему столько наслаждения задок и неохотно отошел в сторону. Лишившись последних сил, Оля опустилась на траву. Все чувства ушли, уступив место опустошенности. Даже речь парней отказывалась складываться во что-то осмысленное.

— Милая, мне сейчас не очень хорошо слышно... надо было одежду поближе положить, но судя по тому, что я вижу: ты что, надумала сдаться? — голос Саймона с трудом пробивался сквозь оцепенение, — И это после всего, что ты уже прошла? Ну же, детка, соберись, нас ждут великие дела!

«Тебя бы сюда, что б тебе эти великие дела в жопу засунули!» — на Олю нахлынула злость, — «Да кто ты такой, мать твою, я тебя даже не знаю! За что ты меня мучаешь?! Сдаться... не дождешься!»

Тем временем Олег, третий парень в компании насильников, задумчиво рассматривал измученную, но не утратившую своей привлекательности девушку. Ребята уже не первый раз развлекались подобным образом, и парень знал, что сейчас на его долю достанется покорная, но безучастная ко всему оболочка, позволяющая трахать себя любым образом. Обычно большего было и не нужно, но в этот раз вдруг отчаянно захотелось не просто удовлетворить похоть, но заставить эту красавицу почувствовать его власть над собой. Поставив Олю на колени, парень указал на свой член:

— Поработай ротиком, сучка. Сначала полижи мне яйца. И в глаза смотри!

Когда розовый язычок заскользил по мошонке, Олег довольно усмехнувшись, обратился к друзьям:

— Мужики, а как думаете, с чего бы наша шлюшка сегодня сюда прибежала, а?

— Может, захотела быть выебанной как следует, — Митяй закурил, с удовольствием наблюдая как наигравшись с яичками Олега, язычок девушки двинулся вверх по стволу, к головке, — Вон как твой хуй полирует, с чувством.

— Это да, девкам мой хуй нравится, — парень глубоко вогнал член в рот девушки, заставив ту содрогнуться от тошноты и удушья, — А ничего так глотка, глубокая... Вот только какого хуя сюда, к нам? Такой надо лишь намекнуть — и мажоры стадами набегут. Не хочешь рассказать, принцесса? Ах да, извини, у тебя же ротик занят...

— Надо ли напоминать, что сообщать о моем существовании не следует? — может быть, и плохо, но Саймон слушал происходящее, — Так что включи фантазию и придумай причину.

Покрытый слюной хуй с чмоканием вышел из ротика Оли, позволив той немного отдышаться:

— Так что ты здесь делаешь? — Олег потерся членом о личико Оли, — Давай, рассказывай...

— Мне... захотелось... нууу... экстремально, — Оля лизнула бедро парня, поцеловала влажную мошонку, — Чтобы грубо, грязно... и не совсем добровольно...

Кто-то из парней присвистнул, а Олег, застонав, снова погрузил член в ротик девушки, на этот раз позволяя Оле самой выбирать ритм. Скользя губками по члену, Оля с удивлением чувствовала, как внизу живота снова разгорается жар, а сильный запах мужского тела из неприятного делается почти притягивающим. Захотелось поласкать себя, прямо как там в клубе: по ощущениям — вечность назад, а на деле — не более пары часов. «Как же это... как мне может это нравится? После того, что они сделали с моей попкой, после всех унижений... Откуда во мне это? Я же не такая... испорченная...»

— Молодец, девочка, — голос Саймона был задумчив, — А ведь знаешь, мне кажется, ты даже не соврала. А теперь: «Саймон говорит — удиви меня!» Давай, детка.

«Удивить? А если вот так... » — Оля оторвалась от члена и обернулась к отдыхающим парням:

— Мальчики, а вы так и будете просто стоять и смотреть? Трахните меня втроем, ну пожа-а-алуйста!

— Пиздец, — прокомментировал ошалевший Серый, — Рассказать кому, так хрен поверят.

— Да, заебись вечерок, — поддержал друга Митяй, — И кого в какую дырку ты хочешь получить, ненасытная ты наша?

Не прекращая одной рукой подрачивать Олегу, девушка на миг задумалась, но быстро пришла к какому-то решению и заговорила:

— Серый... можно тебя так называть? Хочу, чтобы ты вошел в мою «киску». У тебя такой большой хуй... умираю от желания узнать, каково это ощущать его в себе.

— Олег,... подожди, не тыкай своим членом мне в лицо,... ты трахнешь меня в попку. Ты же просил Серого оставить тебе кусочек?

— Митя,... я прошу тебя позволить поласкать твой хуй ротиком. И умоляю кончить мне на личико... ты же не откажешь девушке в этой милости?

— Что ж, удивила... — восхищенно прокомментировал голос в наушнике, — Оленька, ты не думала податься в политику? Поверь на слово, там приходится заниматься почти тем же самым.

Под ехидные комментарии Саймона, девушка немного пососала член разлегшегося на траве Серого, после чего села сверху. Медленно опустилась, чувствуя, как каменно твердый член входит в ее истекающую влагой «киску», и застонала от невероятных ощущений. Серый проникал гораздо глубже Митяя, и Оля немного отклонилась назад вбирая в себя каждый сантиметр. Никогда до этого она не чувствовала себя такой заполненной и растянутой. Широкие ладони парня сжимали груди девушки, лаская их в такт медленным движениям бедер. Уже не пытаясь сдерживаться, Оля громко застонала, от все усиливающегося наслаждения.

Серый прижал девушку к себе, давая возможность Олегу пристроиться сзади и войти в еще не закрывшийся после предыдущего вторжения анус. На Олю нахлынула волна боли, но быстро ушла, сменившись болезненным удовольствием. И когда парни вошли в единый ритм, девушке показалось, что вот еще немного, и два члена, бесцеремонно орудующие в ее дырочках, уничтожат тонкую перегородку, и превратятся в один гигантский орган, способный разорвать ее мир на кусочки.

Митяй смотрел на содрогающуюся под ударами двух членов девушку, на ее личико, где боль уже давно сменилась наслаждением, слушал ее стоны... На секунду ему даже захотелось так и остаться сторонним наблюдателем, не нарушая извращенную красоту этой сцены. Вот только его хуй имел на этот счет свое собственное мнение, и настойчиво требовал разрядки. Поэтому парень подошел к стремительно приближающейся к оргазму девушке, и позволил ей буквально всосать член в ротик. Хрипло вздохнул, почувствовав как язычок ласкает головку, и задвигался, вливаясь в общий ритм. Теперь вместо криков темноту ночного парка оглашало что-то вроде мычания, сливавшегося со шлепками, хлюпаньем и хриплым мужским дыханием.

Игра Саймона: Развязка


«Меня... трахают сразу трое, это... » — Оля забилась в оргазме, столь сильном, что наверное, закричала бы на весь парк, если бы не член, вошедший в ротик по самые яйца. Парни чувствовали, как раз за разом кончает под их ударами эта послушная самочка, и, рыча от удовольствия, все быстрее и резче насаживали хуи ее податливое тело. Первым кончил Олег: с гортанным криком он сжал ягодицы Оленьки, оставляя на нежной коже следы пальцев и начал извергаться, заполняя попку девушки своим семенем. Серый продержался дольше, но когда оседлавшая его член красавица в очередной раз зашлась в оргазме, тоже не выдержал, и, его сперма смешалась со спермой Митяя в Олиной «киске».

«Интересно, залететь не боится?» — лениво подумал парень, — «Хотя пофигу, большая девочка, сама разберется...»

Олег и Серый отошли в сторону и начали неторопливо одеваться, наблюдая, как Митяй, трахает в ротик уже мало что соображающую девушку. Сперма сочилась из растраханных дырочек Оли, и струйками стекала по бедрам, на нежной коже ягодиц четко виднелись следы мужских ладоней. Перемазанное в слюне и смазке, залитое слезами личико выглядело одновременно и жалко, и безумно возбуждающе. Через пару минут личико украсилось еще и сгустками семени. Часть спермы также пятнала грудь девушки и ее точеные плечи. Кончив, Митяй еще долго не отпускал Олю, с удовольствием рассматривая, испачканное личико.

— Вот видок мне в кайф... Эх, показать бы тебя, выебанную во все щели, твоим богатеньким дружкам... Во, Серый, сделай пару фоток!

— Не надо! — даже после произошедшего мысль, что ее фотографии в таком виде разойдутся по городу, была невыносима, — Мальчики, умоляю,... я вам еще раз хорошо сделаю, когда скажете, только не...

— Заткнись, сука, — Митяй приложил к Олиным губкам еще стоящий член, и темноту парка разорвала вспышка.

— Заебись фотки получились, — Олег оторвался от изображения на телефоне Серого и показал большой палец, — Мне перебросить не забудьте — буду по вечерам рукоблудить.

— Неее... теперь мы дрочить не будем, — Митяй провел членом по лицу Оли, переправляя в покорно раскрытый ротик особо большой сгусток спермы, — Нахуя, если у нас теперь Олечка есть, чтобы помочь напряжение сбрасывать? А откажет нам Оля — вот тогда мы на ее фотки и подрочим. И друзьям подрочить дадим. А друзей у нас мно-о-ого... Но ты же нам не откажешь, Оленька?

— Конечно нет, мальчики, — девушка обреченно вздохнула, и слизнула с головки Митяева члена еще капельку спермы, — Только вы...

— ... никому и ничего, — парень заржал, — Сами ебать будем. Адрес и телефон давай.

Диктуя адрес, Оля мысленно выла от отчаяния. Но что делать: обмануть, и завтра наслаждаться своим обкончанным личиком в городской сети? Нет, уж лучше так...

Девушка медленно одевалась, слушая, как стихают в дали голоса ее случайных «любовников»: парни живо делились впечатлениями о произошедшем, и даже строя планы. Очередное безумное приключение этой бесконечной ночи закончилось, но что еще придумает для нее невидимый мучитель? В сумочке ожил телефон.

— Очередная плата, красавица, — помяни черта, он тут как тут, — С обещанной премией. Кстати, общая сумма уже достаточно для твоих целей. Так что наше сотрудничество... закончилось.

«Все? Вот так... Не может быть... Я справилась!» — девушка в который раз за вечер разрыдалась, — «теперь все будет хорошо... Все будет как раньше». Вот только где-то в глубине упорно билась мыслишка: «Нет, как раньше — уже точно не будет. Ты изменилась...»

***

(Несколько дней спустя)

В небольшом рабочем кабинете сидели двое мужчин и с интересом просматривали видео на широком экране. Даже не видя изображения, и судя лишь по доносившимся из колонок звукам, можно было уверенно сказать, что проигрывалось довольно жесткое порно.

— «... сами ебать будем. Адрес и телефон давай... » — хозяин кабинета нажал на паузу, заставив испуганную обнаженную девушку на экране застыть.

— Вот, собственно, и все. Дальше уже не так интересно. Оделась, поймала такси, добралась до дома. С водителем расплатилась минетом.

— Вот даже как? — гость удивленно покачал головой, — А почему только им?

— Это уже было за рамками разработанного сценария, — хозяин извлек диск с записью, и упаковав, протянул заказчику, — Просто ее новые «знакомые» хоть и не стали отнимать вещи, но всю наличность таки прихватили. Видимо, в качестве платы за удовольствие. Что поделаешь: быдло. Так что девушка опять сымпровизировала.

— Что ж, надеюсь, это вы тоже включили в запись? Кстати, спешу выразить свое восхищение качеством.

— Конечно включили. А что до качества, то сейчас техника позволяет многое. Вон, правительства газеты со спутников читать могут, а наша задача была куда скромнее. А выделенный вами бюджет и вовсе позволил развернуться, — хозяин кабинета замялся, — Обычно я не интересуюсь причиной заказа, и если это секрет, то...

— Заказ вас удивил? — гость поднял бровь, — Кажется, это ваша специализация...

— Не сам заказ. Скорее, его жестокость. Вы буквально уничтожили эту девочку. Да еще и вложили в это средства, на которые можно было оплатить ее физическое устранение раз двадцать. Вот я и пытаюсь понять, что же в ней такого особенного... Обычная пустоголовая куколка со смазливой мордашкой.

— Хм... почему бы и не рассказать, — гость спрятал диск и, с минуту помолчав, медленно заговорил:

— Представьте себе банальную ситуацию: парень с девушкой идут в ночной клуб. Там между ними пробегает черная кошка, и девчонка начинает «мстить» своему молодому человеку, раздавая авансы первому встречному. Но когда тот, обнадеженный, дает волю рукам, поднимает крик. Чуть ли не «Помогите, насилуют!» А дальше, подлетает давно исходящий яростью и ревностью парень, короткая драка, случайный ухажер на земле, слезы благодарности, примирение... Вот только поверженному наземь «злодею» уже никогда не подняться: черепно-мозговая, три дня комы, скромные похороны.

— Ваш родственник?

— Брат. Младший.

— Полиция...

— Что — полиция?! — гость раздраженно махнул рукой, — Впрочем, они тоже помогли: за приличную сумму согласились не только провести следствие максимально жестко, но и выставили за закрытие дела такой ценник, что эта сучка не собрала бы их в срок, даже продав все на свете. Так что когда появились вы со своим предложением, она уже «дозрела».

— И все же не проще ли было... устранить, пусть даже обоих? Зачем такие сложности?

— Потому что смерть — это не наказание! — гость почти кричал, — Она ничему не учит. Мертвые не страдают, не сожалеют, не раскаиваются. А я хочу, чтобы они пожалели.

— Ну, с девушкой понятно, а парень?

— Вряд ли ему понравилось в камере, — гость жестко усмехнулся, — «Его» диск у меня тоже с собой. А еще, прежде чем выйти на свободу, ему придется посмотреть то кино, что приготовили ваши люди. Пусть увидит, как та, ради которой он убил человека, кончает под первыми встречными.

— А если, — хозяин задумчиво уставился на мертвый экран, — Если он поймет и примет? В конце концов, она пошла на это ради...

— ... пошла на это потому, что она — просто сучка, для которой поиск денег связан лишь с раздвиганием ног! И это ей нравится, — гость ухмыльнулся, — Впрочем, если они «поймут и примут» друг друга — то это даже лучше. Тогда ваш Саймон может снова понадобиться. Примете заказ?

— Конечно, — хозяин кабинета улыбнулся, — За такие деньги Саймону всегда есть что сказать.
8-03-2020, 09:46
12 596
Наверх